Теннис / Интервью

Кратюк: Имея такую Академию тенниса за границу теперь можно не уезжать

02 марта 2012 10:03

В этом году произошло событие, давно ожидаемое татарстанскими любителями тенниса. Наши спортсменки Сабина Шайдуллина и Анна Смолина выиграли свои матчи в рамках розыгрыша основной сетки «Кубка Ельцина». Встретившись в следующем круге розыгрыша между собой, они позволили получить Татарстана первую четвертьфиналистку на международных соревнованиях. Интервью нашему сайту дал один из ведущих тренеров Академии тенниса Антон Кратюк, наставник Сабины Шайдуллиной.  

- Антон, широко известные примеры из российского теннисного прошлого, напоминают о том, что для дальнейшего своего развития семья Сафиных, Марат и Динара, отправилась в Испанию. Там же делала первые свои профессиональные шаги Светлана Кузнецова. Мария Шарапова перешла в профи, живя в США. Николай Давыденко совершенствовался в Германии. Эт сеттера, эт сеттера. Что сейчас представляют из себя юные российские, казанские спортсмены, которые решили связать свою жизнь с теннисом?

- Теннис требует серьезных вложений. Особенно затратным он становится в то время, когда юному спортсмену остается сделать совсем немного шагов для перехода в профи.

Оплачивать занятия с тренером на начальном этапе, поездки на соревнования в близлежащие города, способны многие. Но потом уровень затрат вырастает в разы. Увеличивается количество тренировок, расширяется география соревнований, тренеру начинают платить больше, чтобы он выезжал со спортсменом. Увеличивается затраты на медицину. Это - в общем.

Что касается Татарстана, то ни один наш родитель реально не потянет такие затраты, если он не является олигархом. На начальном этапе вкладываются, потом... Без серьезных спонсоров, без помощи государства, человека из детских соревнований в юниорские не поднять. В принципе!

- Что представляет из себя татарстанский теннис? Ваша фамилия, фамилии Горшенина, Гильманова, знакомы мне еще по предыдущим турнирам Кубка Казанского Кремля, когда соревнования не были международными. Куда делись старожилы казанского тенниса?

- Часть людей, которые играли раньше, ушли на тренерскую работу. Кто-то занялся бизнесом. Тренерская работа, если говорить о том, что она нацелена на результат, это очень тяжелый труд. Влад Горшенин еще тренирует. Тимур Сафиуллин занялся бизнесом.

- Есть такой тост - «Выпьем за наше безнадежное дело». Именно этими словами можно было охарактеризовать ситуацию с теннисом в Татарстане совсем недавно. Есть ощущение, что этот тост сейчас неактуален?

- Да-да-да, я сам об этом хотел сказать. Совсем еще недавно в теннис приходили единицы, им и ориентироваться-то ни на кого не приходилось. Если кто добивался определенных результатов, то уезжали совершенствоваться за границу, как та же Ксения Лыкина, переехавшая в Чехию. Сейчас, благодаря нашей академии, есть надежды на то, что мы сможем создать какую-то команду, имею в виду и детей и тренеров, объединенных одними целями. Настроенную на то, чтобы прогрессировать здесь, никуда не уезжая. Появление сильных игроков поможет подтянуть к ним и остальных, прежде всего, за счет спаррингов. Раньше в Казани, по существу, был один турнир в году, вначале проводимый под эгидой Банка «Аверс», потом переименованный в «Кубок Казанского Кремля». Детских, юниорских турниров здесь вообще не было! Сейчас и количество турниров возросло в разы, как среди детей, так и среди взрослых. Надо только грамотно организовать свою работу в этой академии. Зря что ли ее строили? Знаю, что сюда уже просятся иногородние теннисисты, в том числе из Москвы.

- На сборы?

- Нет, тренироваться. Профессионалу нужно тренироваться минимум пять часов в день. В Москве же только арена корта стоит две тысячи рублей в час. В плане финансов там очень жесткие условия.   

- От обсуждения мировых проблем вернемся к нашим. Как развиваться юному российскому теннисисту?

- Долгое время схема развития наших теннисистов была проста. Осваивали азы тенниса дома, потом уезжали куда-нибудь. А там как получится? Частенько получалось так, что родители переставали контролировать своих чад, а дети не выдерживали свободы, начиналось нарушение режима, пропуски тренировок. В Европе не как - деньги платишь, но никто тебя не будет заставлять тренироваться. В этом разница в тренерах между нашими и европейскими. Нам все время надо заставлять работать учеников, сами они не будут. За счет чего Марат Сафин остался в теннисе? За счет того, что за ним мама постоянно присматривала.

Что касается ситуации в Казани, то совсем недавно здесь был один корт на весь город и все. Лично я думал в какой-то момент, что отсюда надо уезжать. Перспектив не видел. Но заложили первый камень Академии, на каком-то этапе очень помогли частные корты, теперь есть своя база - одна из лучших в Европе. Сейчас просто надо лет пять поработать в таком же режиме, подождать результатов, и тогда, я думаю, наступит время, когда мы войдем в число лидеров российского тенниса.

- Среди ваших учеников есть сразу три сестры Калимуллины. Расскажите немного о них.

- Аида, Ралина и Регина Калимуллины родились в один день, 29 февраля 1996 года. В России, насколько я знаю, такого теннисного семейства больше нет. (История тенниса знает только одно семейство, состоящее из трех сестер - болгарок Малеевых. Правда, все они родились в разное время. - Прим. Авт.) Отец у них занимался боксом, отлично играет в бильярд. Конечно, ему очень тяжело, потому, что расходы у него увеличиваются троекратно. Кстати, несмотря на то, что они родились практически одновременно, это абсолютно разные девочки. Если бы их всех вместе соединили, то получился бы один очень сильный игрок. У одной теннисное мышление лучше развито, у другой мощи побольше, у третьей с техникой дело обстоит получше. Думаю, если они дотерпят до перехода из детского тенниса в профессиональный, то толк из них будет.

Джаудат Абдуллин

 

Источник: Sportsreda.ru
Нашли ошику? Выделите, пожалуйста, текст ошибки мышью и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору. Спасибо!